Зачем Россия скупает акции западных производителей?

На пересечении Рублёвского шоссе с МКАД стоит рекламный щит, на котором написано: «Ищем партнёров для поглощения европейских компаний путём скупки акций на рынке, которые подешевели в 10–30 раз». Рядом – номер телефона. Глава Сбербанка Герман Греф вряд ли был заказчиком объявления, однако немецкий Opel у американского теперь уже банкрота General Motors (GM) вместе с партнёром купил. Крупнейший канадский поставщик автокомплектующих Magna, российский Сбербанк и GM подписали на прошлой неделе рамочное соглашение, по которому GM и Сбербанк получат по 35% акций, а Magna – 20%. 10% останется у работников Opel. Окончательный контракт будет подписан в течение пяти недель. Означает ли эта сделка начало российской экспансии на Запад или нет, пока неясно.

Прошлый опыт подобного сотрудничества так и не привёл к позитивным результатам. Главная цель российской стороны – доступ к передовым западным технологиям – не была достигнута ни в случае продажи 25% акций АвтоВАЗа Renault, ни в случае приобретения 5% европейского концерна EADS (выпускает в том числе самолёты Airbus) российским Внешэкономбанком.

Сделка, ставшая одной из главных тем прошлой недели, предусматривает помимо спасения Opel создание специального траста и, возможно, сборку Opel на мощностях ГАЗа.

Планы консорциума довольно масштабные. Кроме площадок Opel в него могут войти завод GM в Санкт-Петербурге, а также пакет GM в тольяттинском производстве «GM-АвтоВАЗ» (41,6% СП), а также совместном предприятии GM Uzbekistan. Также в планах консорциума использовать производственные площадки «Автотора» (завод уже выпускает автомобили Chevrolet по контракту с GM). Общая проектная мощность заводов, которыми хочет владеть Magna, – 370 тыс. автомобилей в год.

Впрочем, они могли бы быть нарушены. На Opel помимо Сбербанка и Magna претендовал ещё и итальянский Fiat. Компания на базе собственных активов и активов GM Europe (Opel, Vauxhall и Saab) предлагала создать второго по величине после Volkswagen автопроизводителя в Европе и выпускать до 6 млн. автомобилей в год. Но компания вышла из переговоров после того, как GM выступила с требованием предоставить Opel кредит в 450 млн. евро. Magna заявила, что готова выделить эти деньги под госгарантии Германии. Кроме того, компания в отличие от Fiat пообещала не сокращать рабочих немецких заводов Opel и не закрывать часть из них. По оценкам экспертов, Magna и Сбербанк могут вложить в покупку Opel 500–700 млн. евро.

«Как банк, мы заинтересованы в том, чтобы с помощью приобретения такого рода активов могла быть реструктурирована отечественная автомобильная отрасль. На мой взгляд, это очень хороший шанс для России – получить по беспрецедентно низкой цене одного из наиболее продвинутых с точки зрения технологий европейских производителей», – заявил президент Сбербанка Герман Греф.

Российский банк – это финансовый инвестор, а в скором времени его доля в Opel может достаться российской «Группе ГАЗ». Пока российский автопроизводитель выступает как индустриальный партнёр в альянсе и не получит доли в Opel. Во время совершения сделки один высокопоставленный источник в одном из участников сделки пошутил: «Opel давно хотел получить доступ к российским технологиям и наладить на немецких заводах производство «Волги».

На самом деле всё будет с точностью до наоборот. ГАЗ готов предоставить свою площадку в Нижнем Новгороде для сборки автомобилей Opel.

Для производства Opel ГАЗ собирается выделить линию мощностью до 180 тыс. автомобилей, которую «группа ГАЗ» приобрела у Chrysler для производства Volga Siber. Таким образом, можно констатировать, что проект, с помпой запущенный в июне 2008 года, потерпел фиаско.

И это неудивительно: Volga Siber, поданная российским потребителям как новый проект, на самом деле снятый с производства в 2004 году Chrysler Sebring. В прошлом году ГАЗ планировал собрать 10 тыс. Volga Siber, в этом – 45 тысяч. На деле в 2008 году было собрано только 2 тыс. машин. А с марта 2009 года конвейер простаивает. Завод будет работать в июне, поскольку Siber решили поддержать госзаказом.

Впрочем, в случае с Opel российская компания не получит технологии. Автомобили будут выпускаться из машинокомплектов из Германии под брендом Opel. По мнению экспертов, ГАЗ благодаря сделке вряд ли получит безвозмездный доступ к технологиям в обмен на предоставление мощностей. Другие акционеры немецкой компании это сделать вряд ли позволят.

Аналогичная ситуация сложилась и после того, как Renault купила 25% акций АвтоВАЗа.

За 1 млрд. долларов французский автогигант выкупил у инвесткомпании «Тройка Диалог» и «Рособоронэкспорта» блокпакет. Помимо договора о купле-продаже пакета акций Renault и АвтоВАЗ подписали соглашение о стратегическом партнёрстве. В рамках соглашения альянс Renault – Nissan – АвтоВАЗ должен был к 2013–2014 годам стать третьим в мире автопроизводителем после Toyota и General Motors. А Renault должна была предоставить российской компании двигатели, платформы, технологические ноу-хау. Однако, как выяснилось позже, Renault не собиралась делать этого бесплатно. Кроме того, французы собирались отдать АвтоВАЗу только платформу Renault Logan, который уже несколько лет выпускается в Румынии и России.

Автомобиль, который должен был появиться в 2009 году, но из-за кризиса появится только в 2010-м, лишь незначительно будет отличаться от Logan и будет выпускаться под брендом Lada. При этом Renault сможет использовать возможности поставщиков АвтоВАЗа.

Аналогичная ситуация сложилась и с покупкой доли в европейском концерне EADS российским ВТБ. Напомним, в 2006 году ВТБ купил 5% EADS на открытом рынке примерно за 1 млрд. долларов. Тогда основные акционеры аэрокосмического концерна холодно встретили нового собственника. После этого, в декабре 2007 года, пакет у ВТБ купил ВЭБ за 1,43 млрд. долларов. В 2008 году госкорпорация планировала продать эти акции российской Объединённой авиастроительной корпорации (ОАК), однако этого не произошло. Как и увеличения участия российского капитала в европейском концерне.

Приобретение ОАК доли в EADS – практически единственная возможность получить доступ к технологиям. Однако в настоящее время развитие дальнейшего сотрудничества заморожено. В сентябре 2008 года на Международном инвестиционном форуме в Сочи российский премьер Владимир Путин заявил, что Внешэкономбанк может увеличить свою долю в EADS, которая сейчас равняется 5%. Тогда один из участников встречи Владимира Путина с французским коллегой Франсуа Фийоном заявил, что Путин обратился к Фийону с просьбой определиться, готовы ли европейцы видеть в российской стороне стратегического инвестора. Француз однозначно на вопрос отвечать не стал.

Это была уже не первая попытка. Владимир Путин в октябре 2006 года, ещё будучи президентом, уверял европейцев, что планов по недружественному поглощению концерна у российской стороны нет. Однако тогда европейцы были категорически против. EADS – нестандартное акционерное общество. Его устав написан таким образом, что, даже скупив 50% плюс одна акция на фондовом рынке, стать владельцем компании невозможно без согласия французского и германского правительств. Именно поэтому вопрос о вхождении России в EADS решается на уровне глав государств и правительств.

Впрочем, и передача 5% акций EADS для ОАК задерживается. По плану ВЭБ должен был оплатить допэмиссию ОАК деньгами, на которые российская авиакорпорация должна была выкупить 5-процентный пакет EADS. Переговоры затянулись из-за проблем со стоимостью акций EADS, которая упала в период кризиса.