Ведомство Чубайса начинает с премий и опционов

Менеджеры «Роснано» придумали новый способ увеличить свои и без того не хилые зарплаты. Ставка в нем делается на удачный отбор проектов для государственных инвестиций.

Госкорпорация разрабатывает новую опционную программу для менеджмента, которая будет одновременно привязана к прибыли госкорпорации и к успешности конкретных проектов. Наличие программы подтвердили в пресс-службе «Роснано», там же и разъяснили ее детали, сообщает Slon.ru.
Прежде подчиненные Анатолия Чубайса получали только зарплату и премии, а с введением в действие новой системы станут получать еще и опционы, которые, по сути, являются хитрой безразмерной премией, слегка замаскированной словами о конечном результате, коммерческом риске и подобных материях.

Но сначала вернемся к просто премиям. Они в «Роснано» бывают единовременные, выплачиваемые за особые успехи в работе , квартальные и годовые. Последние уже зависят от достижения плановых показателей.

Кстати, в самой формулировке «за особые успехи в работе» содержится некое лукавство. Кому нужна безуспешная работа? Если работник занимается таковой, то он просто валяет дурака, и его надо гнать взашей. Сам факт работы уже должен подразумевать успех, за него и платится зарплата. В самом деле, если повар безуспешно пытался сварить обед, и у него ничего не получилось, то фактически он ничего и не сделал. А вот если ему удалось сварганить хоть что-нибудь съедобное, то за это ему будет выплачено жалование. Может, хватило бы и его?

В «Роснано» размер годового бонуса зависит от занимаемой должности работника. Руководитель может рассчитывать на 90% годового оклада, менеджеру полагается 20–90%, рядовому сотруднику – 15–45%. Эффективность работы за год и квартал оценивается по количественным показателям: числу проектов, прошедших наблюдательный совет госкорпорации, и объему продаж подопечных компаний.

Неплохие премии, многие о таких могут только мечтать, да так до них и не домечтаться. Но станет еще лучше. Если опционная система будет одобрена наблюдательным советом (а почему бы ему ее и не одобрить – не враг же он себе?), то менеджеры компании получат право на опционы типов А и Б. По опциону А менеджер получит часть средств, вырученных от продажи проектной компании частному инвестору. Размер выплат в этом случае сможет доходить до 50% от дополнительной прибыли, поступившей сверх базовой расчетной (а раз сможет, то и дойдет). То есть, менеджер будет заинтересован в максимизации сверхприбыли госкорпорации, от которой будут исчисляться его выплаты.

«При этом топ-менеджеры «Роснано» могут рассчитывать на получение какого-либо вознаграждения только при достижении проектными компаниями объемов продаж продукции, определенных госпрограммой развития наноиндустрии. К 2015 г. этот показатель должен составить 300 млрд рублей», – добавили в пресс-службе.

Но будет прибыль у подопечной компании или нет – Бог ее знает. Для менеджеров «Роснано», не желающих рисковать, разработан опцион типа Б. Сотрудники «Роснано», воспользовавшийся им, получит право купить от 1% до 5%, а в некоторых случаях – и до 10% акций проектной компании, над коммерциализацией которой они работают. Размер опциона будет зависеть от масштаба проектной компании: чем больше компания, тем меньшую долю акций можно будет купить.

Обычно госкорпорация трудится над проектом от 3 до 5 лет, после чего выходит из него, продавая частному инвестору или продавая через IPO. К этому времени роснановцу придется определиться, продаст ли он свою долю вместе с долей «Роснано» или останется совладельцем компании. Если он предпочтет последнее, то сделается собственником части инновационного бизнеса и, если дела у того впоследствии пойдут в гору, баснословно разбогатеет в будущем. Конечно, не все бизнесы растут, словно на дрожжах, но шанс имеется у всех.

Что плохого в этой схеме? Казалось бы, ничего. Ан, нет. Венчурным бизнесом должны заниматься инвесторы, рискующие собственными деньгами. А когда инвестор и не инвестор вовсе, а так, не пойми чего, получиновник какой-то, да и деньги у него не свои, а государственные, то с какой стати он будет получать права настоящего инвестора? Не слишком ли жирно будет? Может, хватило бы с него немаленькой зарплаты вместе с немаленькими премиями, а долю в компании надо было бы отдать государству, чьими средствами и оперирует госкорпорация?

Кстати, в 2009 году, судя по данным, представленным госкорпорацией, ее сотрудники зарабатывали очень даже прилично. Среднемесячный доход одного сотрудника «Роснано» составил 249 000 руб., в том числе: у руководителя – 526 000 руб. в месяц, у менеджера – 258 000 руб., у специалиста – 141 000 руб.