Украина: Газ, флот и интересы

В рабочем названии статьи перед словом «интересы» стояло слово «национальные».

Но после её написания это слово пришлось убрать. Потому что стало ясно, что хотя интересы и были обеспечены, но, увы, отнюдь не наши с вами, т.е. не национальные.

Те, кто всегда анализировал отношения между Украиной и Россией, никогда не уставали повторять, что главные проблемы в наших взаимных отношениях находятся внутри некоего четырёхугольника: флот — газ — границы — ГТС.

Для России вопрос черноморской базы в Севастополе был и является сверхкритическим.

Это обусловлено не только и не столько высокой стоимостью строительства новой базы. Дело в том, что на черноморском берегу России практически отсутствуют места, географически и стратегически пригодные для её размещения.

Для Украины, вернее, для большого олигархического бизнеса Востока, всегда оставалась критической цена на российский газ. Критической с точки зрения получения прибыли.

Сегодня два из четырёх «острых углов» временно сняты президентами стран и «правительствами профессионалов».

Отбросив всю эмоциональную окраску этого вопроса, попробуем оценить последствия такого решения для страны — без учета геополитических последствий.

1. Правомерность решения со стороны президента

Как бы кому этого не хотелось, но принятые решения полностью соответствуют противоречивому украинскому законодательству.

Действительно, часть седьмая 17-й статьи Конституции прямо указывает: «На территории Украины не допускается расположение иностранных военных баз».

Но в то же время существует норма в 14-ом пункте в разделе 15 «Переходных положений». Она предусматривает, что «Использование существующих военных баз на территории Украины для временного пребывания иностранных военных формирований возможно на условиях аренды в порядке, определённом международными договорами Украины, ратифицированными Верховной Радой Украины».

Т.е. существенными условиями пребывания флота в Севастополе должны быть временность его пребывания на условиях аренды, и ратификация такого соглашения Верховной Радой.

Как видим, условия временности выполнены. Ведь 25 лет — это не вечность.

И ни одним нормативным документом не запрещалось президенту подписывать такое соглашение. А с учётом наличия в ВР пропрезидентского большинства — не возникает сомнений в его скорейшей ратификации.

2. Экономическая целесообразность и выгодность для страны

По условиям договора, за дополнительные 25 лет аренды Украина получает скидку на российский газ в размере 30% от стоимости, но не более 100 долл. на срок действия существующих контрактов.

А это — 10 лет, до 2019 года.

Кроме того, Украина обязана закупать с 2010 года 40 млрд. кубометров газа против 33-х в 2009 году. Одновременно на такую же сумму Украина увеличивает цену за аренду объектов Черноморского флота РФ в Севастополе.

Возьмем в руки калькулятор и посчитаем.

За 10 лет наибольшая экономия может составить действительно 40 млрд. долл., о которых говорил президент. В то же время потенциальная стоимость аренды объектов флота составляет 3-5 миллиардов долларов в год.

Это те же 30-50 миллиардов долларов за 10 лет.

Но если бы Украина настойчиво проводила политику по увеличению выплат за аренду базы, мы бы получили такой же экономический эффект. Без продления срока пребывания флота на своей территории. Живыми деньгами.

А так — денег как не было, так и не будет.

Кроме того, что будет после окончания 2019? Газ по новым контрактам, а флот — по старому соглашению до 2042 года?

Ответа, по крайней мере, пока нет.

3. Юридическая сопоставимость подписанных документов

Документом, регламентирующим пребывания флота РФ на территории Украины, является межгосударственное соглашение, подписанное главами двух государств.

Документом, который устанавливает стоимость российского газа для Украины, является соглашение между хозяйствующими субъектами — «Газпромом» и НАК «Нафтогаз Украины».

Возникает логичный вопрос: а если хозяйствующие субъекты найдут другие решения существующих проблем и изменят условия формирования цены, удастся изменить с такой же лёгкостью межгосударственное соглашение?

4. Последствия для граждан и экономики

В 2009 году на Украине было потреблено 53 миллиардов кубометров газа. Из них 20 миллиардов собственного производства, и 33 поставлено из России.

При этом на нужды населения, бюджетных и коммунальных предприятий израсходовано около 23 миллиардов кубометров.

Практически эти потребности можно было бы покрывать за счёт собственной добычи, при соответствующем её увеличении. Или же при более энергоэффективном использовании существующих ресурсов.

И цена такого газа для населения не должна возрастать.

Возможно, и вероятно, что в этом году цена на газ для населения уже не будет расти, несмотря на требования МВФ. Но в следующем — обязательно, каким бы ни был российский дисконт. Потому что для этого есть объективные предпосылки. Да и о сегодняшнем решении немного все подзабудут.

Остальной газ идёт на покрытие потребностей химических, металлургических и энергогенерирующих предприятий.

А у большинства этих предприятий есть конкретные владельцы — украинские и не только олигархи — Фирташ, Ахметов, Новинский, Ярославский, Пинчук, Тарута, Гайдук, Суркис, Григоришин т.д. Большинство из них являются или представителями, или сторонниками Партии регионов.

Таким образом, получается, что за счёт сомнительного с точки зрения обеспечения национального интереса решения пролоббированы, по сути, бизнес-интересы главных спонсоров партии и избирательной кампании президента.

Вследствие принятия этого решения государственная собственность — объекты Черноморского флота РФ — приносит прибыль не обществу, а наиболее богатым его членам.

Даже простое увеличение ставки за аренду этих объектов, с этой точки зрения, было бы более справедливым. По крайней мере, в таком случае в выигрыше бы остался госбюджет, а не конкретные собственники.

Кроме того, такое удешевление газа может дать положительный экономический эффект для Украины и дополнительные конкурентные преимущества только в краткосрочной перспективе.

Низкая цена на газ «убивает» мотивацию владельцев модернизировать производство и переходить на энергосберегающие технологии.

В условиях устаревших производственных мощностей и роста социальных нагрузок это приведёт к потере конкурентоспособности с более технологическими производствами.

5. Способ принятия решений

Политика в демократической стране называется публичной именно потому, что государственные решения такого веса принимаются исключительно публичным образом. С соблюдением всех процедур и стандартов надлежащего демократического управления.

Был ли проект решения обнародован до его принятия? Были ли проведены консультации с заинтересованными сторонами? Привлечена ли общественность к процессу обсуждения и принятия решения?

Соответствует ли это решение ранее задекларированным приоритетам и планам? Хотя бы таким, которые связаны с приобретением внеблокового статуса страны?

Получим ли мы морские границы ценой собственной ГТС, чтобы снять два острых угла, которые ещё остались?

Будем ли мы вообще знать о предметах бартерных сделок, которые готовят нам наши вожди?

Вопросы скорее риторические, чем такие, на которые можно ожидать ответ.