Совет Федерации решил позаботиться о транспортных коридорах

Сдвинуть с мёртвой точки проблему организации транзитных коридоров по России взялся Совет Федерации и разработал законопроект, который призван облегчить условия перевозок для иностранных контейнеров. Однако этим же вопросом уже давно занимается Союз транспортников России. Об инициативе сенаторов обозреватель «Гудка» беседует с председателем союза Виталем Ефимовым.

– Совет Федерации разработал новый проект закона «О транзите», который пока не получил одобрения участников рынка. Ваш союз ранее также разработал подобный законопроект и пытается его реализовать. Чем они отличаются?
– Чтобы написать закон, необходимо поставить перед собой главную цель. У нас она разная. В проекте, который по заказу Совета Федерации разрабатывала компания «Вегас-Лекс», главной целью ставится увеличение количества контейнеров, которые проходят через нашу территорию. В нашем же случае мы говорим о создании условий для того, чтобы транзитный коридор был конкурентоспособен по сравнению с другими существующими.

Чтобы повысить конкурентоспособность, требуется определить, по каким параметрам мы лучше, а по каким – хуже, а затем спроектировать такой технологический процесс, который был бы конкурентоспособным по своим технико-экономическим параметрам с лучшими зарубежными аналогами. Закон должен обеспечить условия для создания конкурентных условий и должен гарантировать зарубежным грузовладельцам выполнение всеми участниками обеспечения транзитных перевозок на российской территории соответствующих технологических параметров.

Законопроект Совета Федерации написан юристами без участия квалифицированных технологов. Именно технологи должны дать алгоритм конкурентоспособного транзитного коридора, а юристы должны одеть этот алгоритм в юридические одежды, отвечающие стандартам написания федеральных законов. Закон же о транзите нужно писать не для российских, а для иностранных грузовладельцев. Чтобы он был понятен для бизнесменов в Лондоне, Париже, чтобы они поверили в него, чтобы их устраивала наша логистика. То есть законопроект должен быть адаптирован к их условиям. Ну допустим, в Европе запас комплектующих на складе всего на три дня, и логистический процесс построен таким образом, что каждые три дня туда привозят новые партии. У нас такой логистики нет и норм запасов нет. Вот из этого мы должны исходить, когда пытаемся делать конкурентоспособный транзит. А в законопроекте только нашим таможенникам отводится предельный срок три дня для обработки груза.

Кроме того, законопроект не пройдёт экспертизу на коррупционность. В ряде статей говорится: «и другие законы». А какие другие? Они должны быть чётко прописаны, чтобы чиновник не мог толковать их по своему разумению.

Мы предложили сейчас создать рабочую группу в Совете Федерации и попытаться на основе этих законов сделать такой, который был бы полезен и главное – в который бы поверили иностранцы.

– Железная дорога дороже, чем морская транспортировка. Как здесь можно уравнять условия конкуренции?
– Между прочим, железнодорожный транзит по территории Польши и Германии стоит дороже, чем по нашей территории, практически на порядок. А нам западные бизнесмены всё равно говорят – снижайте цены. Почему? Потому что есть разные критерии качества транспортной услуги и, соответственно, разные цены. Если вы сделаете высококачественную транспортную услугу, говорят нам, то тогда мы вам и будет платить столько же.

– Государственные чиновники, говоря о транзите, утверждают, что все участники процесса просят об одном – снизить до предела налоги, сборы – и тогда обещают, что процесс пойдёт. А кто-нибудь просчитывал рентабельность создания транзитного коридора через нашу страну? А то получится, что немалые деньги вложим в развитие инфраструктуры, получим грузопоток, а платить адекватную цену нам за него никто не будет.
– В соответствии с международными соглашениями мы и не должны брать никаких налогов. Иностранные грузоотправители должны заплатить таможенную пошлину и тариф за перевозку – это всё. Больше никаких сборов быть не должно. Но интересно, что наши таможенники всё никак не могут понять: транзитный контейнер должен у нас осматриваться, а не досматриваться. Осматривается целостность пломбы. Если у нас есть сведения, что в контейнере, например, наркотики или опасные вещества, тогда такой контейнер может досматриваться. Там при доставке его вскроют и досмотрят. Причём, когда в Москве это говоришь, то все соглашаются. А вот конкретно на границе творят что хотят.

Что же касается рентабельности, то на первом этапе не нужно нам особых вложений в инфраструктуру. При СССР была та же инфраструктура, а транзитный поток был в десятки раз больше. Не Политбюро же заставляло японцев использовать нашу территорию для транзита, а экономическая выгода. СССР мог предоставить им те услуги, в которых они нуждались, предоставлял гарантии по сохранности и скорости доставки контейнеров. А сейчас у нас рухнула система управления. Раньше чиновник отвечал за результаты работы партбилетом, а сейчас нужно, чтобы мерой ответственности были деньги. Не разгрузили вовремя судно или задержал таможенник контейнеры на границе свыше определённого срока – плати неустойку, причём значительную. Необходимо хотя бы догнать СССР по производительности транспортных систем, в этой сфере мы отстаём от двух до четырёх раз.

– Как можно решить проблемы стыковки различных видов транспорта? Как соблюдать график, когда зимой на подходах к портам «брошенными» оказываются десятки составов?
– Вы не задумывались, почему эта проблема оказывается характерной лишь для России? Погода везде бывает разной, а в Советском Союзе «брошенных» составов практически не было. Это связано с тем, что мы заключаем контракты таким образом, что грузоотправителю становится выгодно использовать вагоны как склады на колёсах. Раньше, когда состав подходил к порту, там его уже ждало судно, потому что на Западе все контракты заключаются «от двери до двери» и точно в срок. У нас таких технологий нет, поэтому любой грузовладелец заказывает эшелон и гонит его, к примеру, во Владивосток, где никакого судна ещё нет. А помимо этого ещё и разгрузочные комплексы в порту разгрузить не успевают. Зачем гоните составы? А в Кузбассе мне ответили: «Сейчас есть вагоны, а завтра их может и не быть». В рыночной экономике так не бывает. Контракт на перевозку – это логистическая цепочка, в которой по времени, объёмам и географии увязаны все виды транспорта.