Почему вы не богаты как Макдональд, если можете делать гамбургеры не хуже?

В книге “Богатый папа, бедный папа” Роберта Киосаки есть хороший пример. Киосаки проводил лекцию перед студентами. Разговор шел о бизнесе.
— Вы были в Макдональдсе? Пробовали гамбургер?
— Пробовали! — студенты живо представили булочку с кунжутом, сочной котлетой и хрустящим листом салата.
А можете сделать такой же дома?
— Можем!!! — раздался хор голосов
— Тогда скажите мне, — Киосаки сделал паузу и понизил голос, — почему у вас не столько же денег, сколько у Макдональда? Зал затих в ожидании ответа…

Что ответил Киосаки, вы знае
е. А для тех, кто не читал — ответ в конце этого поста. Сегодня речь пойдет не о гамбургерах. В продолжении темы о малом бизнесе и законе критической массы, а сейчас я хочу рассказать еще одну историю, которая недавно попалась мне на глаза. Я бы назвал ее “шляпный бизнес.

Началось все в 1991-м году, когда Елена — зачинатель бизнеса, работала инженером-электронщиком на заводе. Как-то подруга попросила ее сшить кепку для мужа, та сшила, а муж в первый же день эту кепку продал (работал в театре на Арбате и у него небыло денег на обед). Она сшила еще одну, тот и ее продал, когда муж подруги продал третью кепку, Елена поняла, что на этом можно заработать и дело пошло. Стала по ночам кепки шить и на Арбате продавать. С работы уволилась, поскольку денег там давно не платили. Сама стояла с одной кепкой в руках, а ее муж в кустах с сумкой товара, так их милиция в первый раз и взяла, как говориться с поличным как спекулянтов. Правда тогда они выкрутились, продали(!) три кепки самим милиционерам по дешевке, и их отпустили (сейчас бы просто товар конфисковали бы и все дела).

Тогда Елена решила зарегистрироваться как предприниматель и работать легально. Кепки стала сдавать в магазины и через несколько лет в 1996 году познакомилась с Ольгой, которая тогда работала в НИИ и очень любила шить. Та бросила работу и тоже зарегистрировала ИП. И стали они работать на пару. Сами искали фурнитуру подешевле, сами ездили за тканью и развозили товар по магазинам. Потом стали шить шляпы для женщин, что оказалось более выгодным и дело стало расширяться. в 1998 году стали привлекать подруг и знакомых к работе. Но тут случился кризис, который подтолкнул предпринимателей перейти к фетровым шляпам. Технология изготовления таких шляп отличалась кардинально, вместо шитья — горячая формовка фетра на деревянных формах.

Но Ольге нравилось формовать шляпы и она поняла, что это дело всей ее жизни. Для того чтобы шляпы лучше выходили, она формовала распаренный фетр голыми руками, после одного из неудачных формований у нее слезли ногти. Квартира стояла вся в деревянных болванках со шляпами, а в воздухе висел пар и фетровая пыль. Работать дома стало невозможно и они стали искать помещение, одно, второе, третье, наконец сняли 150 квадратных метров, где можно было разместить всех работников. К 2003 году Ольга с Еленой производили такое количество шляп, которое не готовы были брать московские оптовики. Купили четверку и сами стали ездить по регионам и предлагать свой товар.

В 2003 году предпринимательницы получили золотую медаль в на выставке “Шапо” в категории фетр. Вроде все хорошо, но есть и другая сторона медали. Денег этот бизнес не приносит. Все, что зарабатывается, уходит обратно в дело. Растет аренда, работники долго не задерживаются в тяжелых условиях труда. Ведь на фабрике аналогичная формовка шляпы производится в перчатках, а здесь, чтобы получить нужно качество, приходится работать голыми руками. Магазины не покупают продукцию, а берут на реализацию. А если шляпа повисела в витрине несколько месяцев, то она пылится и теряет товарный вид. Ее уже никто не купит. Вот и получается, что за десять лет совместного бизнеса Ольга с Еленой хоть и занимаются любимым делом и делают очень неплохие шляпы, но так и не разбогатели. Возможно потому, что их бизнес очень напоминает LifeStyle бизнес.

Интересно, что эта история очень похожа на десятки других. Я знаю женщину, которая, которая делает вручную манекены из папье-маше. Сама варит клей, сама обклеивает формы. У нее маленькая квартирка, взятая в аренду, заваленная манекенами и формами для них. Все делается вручную, денег это приносит мало, но и бизнес бросать страшно, куда еще можно пойти в уже не слишком молодом возрасте? Приходится тащить бизнес дальше.

Теперь вернемся к вопросу, который звучал в начале поста. Почему вы не богаты как Макдональд, если можете делать гамбургеры не хуже? А ответ — очевиден: сделать гамбургер, даже очень хороший — это не бизнес. А вот продать его с выгодой — это бизнес. Но при этом совсем не обязательно делать этот гамбургер самому. И как говорил Киосаки “так много талантливых людей бедны, потому что сосредотачивают свое внимание на создании лучшего в мире гамбургера и ничего не понимают в системе бизнеса”