Почему экономическую войну выигрывают США

Курс доллара продолжает расти, несмотря на огромный государственный долг и практически преддефолтное состояние Америки. Почему?

Михаил Федоров, аналитик ИК «РИК-Финанс»:

— Сегодня из-за кризиса долгов Еврозона и США стали конкурентами в вопросе своей привлекательности для инвестиций извне — и соответственно, своей способности финансировать собственные государственные займы. Фактически, они являются противниками в вопросе привлечения инвестиций. У всего мира сегодня просто не хватит средств для того, чтобы финансировать и Еврозону, и США одновременно. Поток инвестиций в один регион обескровит другой. А это создает конфликт интересов двух крупнейших экономик мира.

Речь, конечно, не идет об экономической войне (возможно, пока), но наличие противоборствующих сторон, на мой взгляд, позволяет считать, что законы войны становятся актуальными.

Есть поговорка: лучшая оборона — это атака. В бою побеждает тот, кто обладает инициативой и не теряет ее. Для того чтобы не терять инициативу, нужно всегда совершать активные действия. Не нужно бегать, как на пожаре, и затыкать появившиеся дыры чем попало. Ситуацию нужно контролировать, а не допускать того, что она начнет контролировать вас. И именно в этом вопросе Европа проигрывает по всем фронтам, а США, напротив, показывают превосходство.

А ведь Европа в целом выглядит лучше США — если смотреть только на цифры. Но в войне численность войск и простая математика не работают. Побеждает не тот, кто имеет лучшие танки и больше войск (то есть не тот, у кого меньше совокупный долг и ниже дефицит бюджета. У Еврозоны совокупный долг и бюджетный дефицит значительно меньше, чем у США), а тот, кто лучше командует и управляет, где главным элементом является наличие стратегии.

Вот что пишет в труде «О войне» известный стратег Карл фон Клаузевиц:

«Стратегия есть использование боя для целей войны, следовательно, она должна поставить военным действиям такую цель, которая соответствовала бы смыслу войны. … Монарх или полководец, умеющий направить войну, которую он ведет, в точном соответствии со своими целями и средствами и делающей не слишком много, не слишком мало, дает этим лучшее доказательство своей гениальности. Но влияние гениальности сказывается не столько во вновь найденном оформлении действия, немедленно бросающемся в глаза, сколько в счастливом конечном исходе целого предприятия. Восхищения достойны именно попадание в точку безмолвно сделанных предположений и бесшумная гармония во всем ходе дела, обнаруживающиеся лишь в конечном общем успехе».

Европа — как пороховая бочка: вчера Греция, сегодня Италия — и опять Греция. В промежутке была Испания. Но это все частности, которым не противопоставляется единая стратегия европейцев. Их у нее нет, поскольку нет единоначалия и согласованности. В США, напротив, все обстоит иначе, власти держат руку на пульсе и сами дирижируют происходящими процессами, не позволяя частностям взять инициативу.

Поэтому, даже если Европе удастся «заткнуть» очередную образовавшуюся прореху, после этого всё равно будут появляться новые — последуют очередные и бесконечные «частности». Соответственно, в таком ключе США имеет больше шансов на победу в конкурентной борьбе за денежный поток.

Если смотреть на дело с такого ракурса, доллар в данный момент выглядит предпочтительней евро, и в среднесрочной перспективе курс европейской валюты будет только падать. Даже несмотря на то, что долларов сейчас намного больше, чем евро, и что чисто математически доллар должен стоить намного дешевле. Гораздо важнее любой математики выглядит тот факт, что при таком управлении, как сейчас, не исключен худший вариант развития событий — с дефолтами некоторых европейских стран и развала зоны евро вообще.