О консервативной модернизации России

Впрячь в одну телегу коня консерватизма с трепетной ланью модернизации считают возможным российские политологи — авторы доклада «Консервативная модернизация-2010: конфигурация власти и новая политическая повестка дня». Этот документ подготовили генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов, заместитель директора НИИ социальных систем Дмитрий Бадовский и президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов. Аналитики полагают, что новый, 2010 год станет решающим для первого президентского срока Дмитрия Медведева: именно сейчас основные политические игроки всех мастей будут проходить своеобразный тест на право «продолжать работу во властной команде после 2012 года». А заодно и на способность выступать в качестве «институтов модернизации».

По мнению экспертов, модернизация обречена стать темой номер один в политической повестке современности. При этом модернизационный проект будет «консервативным по содержанию, ненасильственным по методам, демократическим, с точки зрения опоры на сложившиеся национальные демократические институты». Правда, догнать и обогнать Европу одним скачком не получится: элиты уже признали, что наивно надеяться на «рывок в постиндустриальное общество», когда в стране проходит фактическая деиндустриализация. Потому ближайшая цель — хорошо забытое старое: создание «нового индустриального общества» или «перезапуск» национальной промышленности. Дмитрий Медведев уже обозначил «контур прорыва» по пяти стратегическим векторам: рост эффективности производства, развитие ядерных технологий, новые информационные технологии, новая структура передачи информации и прорыв в производстве медицинского оборудования. Так что дело только за исполнителями.

А вот их-то как раз днем с огнем не сыщешь. Потому что «путинское большинство», поддерживающее правящий дуумвират, больше озабочено не прорывами и скачками, а социальной справедливостью. «Патернализм является одним из главных запросов к власти со стороны большинства населения», — констатируют авторы доклада. Россиян, которые имеют хоть какое-то представление о модернизации, «абсолютное меньшинство». Однако авторы отметают саму мысль о реформировании «путинского большинства», потому что «в консерватизме его сила». И это, в частности, проявилось в отсутствии социальных взрывов на фоне кризиса. Поэтому лучше не будоражить большинство, а опереться на «национальную модернизаторскую коалицию» — ничтожное, зато креативное и деятельное меньшинство.

Эксперты уповают на то, что оно станет «движущей силой модернизационного процесса». Только не надо, предупреждают авторы доклада, рассчитывать на то, что это самое меньшинство «охватит значимую часть экономически активного населения». Рассчитывать даже на 20% активных модернизаторов «как минимум наивно».

А войдут в коалицию избранных партии, общественные организации, ассоциации бизнеса, объединения граждан, предприниматели и чиновники. Застрельщиком, полагают авторы доклада, станет «Единая Россия», которой придется диалектически перевоплотиться в модернизационную силу, не переставая при этом быть партией патерналистов и консерваторов. Аналитики уверены, что такая ментальная эквилибристика «медведям» по плечу. А главным штабом модернизации будет тандем Путина («национальный лидер») и Медведева («рациональный лидер»).

Эксперты предупреждают, что недруги тандема будут продолжать попытки поссорить президента с премьером. Чего стоит один только лидер КПРФ Геннадий Зюганов, которого в докладе аттестовали «одним из основных акторов публичной дестабилизации тандема».

Впрочем, отмечая рост влияния Компартии, аналитики признают, что на партийном поле доминирующим игроком остается «Единая Россия», а роль остальных партий (например, в законодательных собраниях регионов) «ограничивается совещательным форматом». Однако нанополитикам обещают, что ситуация улучшится, «вероятно, уже к 2012—2015 годам», хотя и непонятно, каким образом. А в 2010 году одним из самых острых вопросов в регионах станет не столько политика, сколько «рост бюджетных и в целом экономических проблем на «отстающих» территориях». В таких условиях ничтожно малому модернизационному меньшинству будет еще труднее реализовать громадье планов, начертанное для них правящим тандемом.

Коллеги авторов доклада из числа оппозиционно настроенных экспертов, однако, сомневаются в том, что концепцию модернизации в принципе можно воплотить в современных условиях. «Да, большинство всегда пассивно, наиболее активные функции в обществе выполняют 10—15% населения — мотивированные люди, — напомнил корреспонденту «Времени новостей» независимый политолог Дмитрий Орешкин. — Вопрос в том, как их заинтересовать. Они прекрасно понимают, с какой стороны бутерброд намазан маслом, и видят, что сегодня проще всего реализовать себя не через бизнес, а через госструктуры и крупные госмонополии. А инновации — это всегда риск». В результате способные к инновациям люди пополняют бюрократический класс или уезжают за границу и реализуют себя там. «Схемы и модели модернизации — это не первостепенный вопрос, — подытоживает г-н Орешкин. — Проблема в том, что нет ни социальной инфраструктуры модернизации, например гарантий интеллектуальной собственности, ни акторов модернизации».