Механизм роста безработицы запущен

На днях Минтруд сообщил, что численность безработных граждан, зарегистрированных в органах службы занятости, на конец января 2014 года составила 917,139 тысяч человек, увеличившись за последние полтора месяца на 3,2 %. Наибольший рост безработицы отмечен в Астраханской, Сахалинской, Курской и Ростовской областях. Вообще же она выросла в 75 субъектах РФ.

Ничего удивительного в этом сообщении Минтруда нет. О том, что количество безработных в стране будет увеличиваться, в последнее время говорили многие чиновники. Еще осенью прошлого года министр экономического развития Алексей Улюкаев заявлял, что уровень безработицы в 2014 году будет составлять около 6 % от экономически активного населения.

«Объективно, занятость – это запаздывающий индикатор. Вслед за ухудшением ситуации с экономическим ростом занятость начинает тоже сокращаться. И было бы правильно готовиться к этому», – сказал Улюкаев на брифинге в рамках Сочинского инвестиционного форума. И уже тогда министр указал наиболее уязвимое место. По его словам, в России существует своя специфика, связанная с наличием моногородов, где занятость населения зависит от одного предприятия. Поэтому есть застойная безработица. Последующие события показали, что Улюкаев был прав во многом, хотя и не во всем.

В конце января о том, что на российском рынке труда назревают негативные перемены, говорили уже практически все отечественные и зарубежные СМИ. И это понятно: планы по масштабному сокращению персонала начали оглашать крупные компании. Так, глава ВТБ Андрей Костин объявил на Всемирном экономическом форуме в Давосе о намерении сократить фонд оплаты труда по головному банку и инвестиционному подразделению «ВТБ Капитал» на 15 %, в том числе за счет увольнения сотрудников. «Время такое худое, мы не ожидаем какого-то роста прибыли в этом году. Наш главный сегодня запас – это, прежде всего, более эффективный бизнес и сокращение расходов», – пояснил он журналистам в кулуарах форума.

В тот же день сообщение о том, что в нынешнем году численность его персонала уменьшится на 7,5 тысяч (это примерно 10 % от общего числа сотрудников) распространил «АвтоВАЗ». Из общего числа попадающих под сокращение 2,5 тысяч – руководители и другие «белые воротнички», остальные 5 тысяч – рабочие. Разумеется, руководство предприятия тут же заверило, что это сокращение будет достигнуто в основном за счет естественной убыли персонала, прекращения набора новых людей и перераспределения численности между производствами и подразделениями.

«На «АвтоВАЗе» разработан комплекс неотложных мер для улучшения экономики предприятия. Он состоит более чем из 120 мероприятий, которые касаются корректировки производственной программы, контроля и регулирования запасов продукции, работы с оборотным капиталом, работы с дилерами, работы по снижению закупочных цен, сокращению общих затрат, включая оптимизацию затрат на персонал. Таким образом, пересматриваются все процессы, действующие на АвтоВАЗе. Первоочередная цель – обеспечить устойчивую прибыльность компании, несмотря на сложившуюся ситуацию на российском рынке», – эти слова только что вступившего в должность президента компании Бу Инге Андерссона были процитированы в официальном пресс-релизе.

Журналисты тут же вспомнили, как в 2009 году он возглавил группу ГАЗ, где сразу же сократил 50 тысяч рабочих мест. Так что у тольяттинского автогиганта все еще впереди. И, скорее всего, не только у него.

И тут уместно напомнить о сентябрьском выступлении главы правительства Дмитрия Медведева, в котором он посоветовал россиянам готовиться к безработице. Это заявление, как и упомянутое выше заявление главы Минэкономразвития, было сделано на инвестиционном форуме в Сочи. Причем, о будущем и премьер, и министр экономики говорили практически одинаково. «Всех нас ждут не самые простые времена, – объяснял Медведев. – Кому-то – это может быть довольно значительная часть населения – придется менять не только место работы, но и профессию, и место жительства». Проще говоря, премьер-министр объявил о пересмотре государственной политики не только в области труда и занятости. Речь идет об отказе государства от политики поддержания любыми способами социально-экономической стабильности в стране.

Вспомним, что во время «первой волны» кризиса в России был введен негласный запрет на массовые увольнения на предприятиях, которые являются основными работодателями в своем регионе. В качестве компенсации бизнесмены, вынужденные сохранять неэффективные производства, получали госгарантии, льготные кредиты и тарифы.

Этой осенью власть открыто предупредила, что намерена в одностороннем порядке расторгнуть негласный общественный договор нулевых годов – «лояльность в обмен на стабильность» и пойти на такую непопулярную меру, как отказ от поддержания занятости населения. При этом в Кремле и в правительстве не могут не понимать, что это чревато началом серьезнейших социальных процессов.

Сегодня ВТБ оказался не единственным в банковском сообществе, кто планирует пойти на такую меру, как сокращение персонала. «Сбербанк» заложил в своей новой стратегии

на 2014-2018 годы уменьшение численности персонала с 250 тыс. до 220 тыс. человек. Если он будет сокращать персонал равномерно, то ежегодно из этого банка будет уходить по 6 тыс. человек. Не исключают оптимизации и в других кредитных организациях. «Если рыночные условия для нас будут ухудшаться, то мы, безусловно, будем готовы оптимизировать свои расходы», – заявляют в «Райффайзенбанке». В ВЭБе также заговорили о сокращении персонала.

Пока не сокращает работников, но уже переходит на четырехдневную рабочую неделю КамАЗ. Делают не слишком четкие, но тревожные заявления представители предприятий – смежников того же «АвтоВАЗа». Только что объявлен банкротом «ТагАЗ». По сведениям «Интерфакса», суммарная численность работников, находившихся в простое по инициативе администрации, работавших неполное рабочее время, а также работников, которым были предоставлены отпуска по соглашению сторон, составила 176.529 человек.

При этом реальное количество безработных у нас в стране неизвестно. Куда делись более полумиллиона работников закрывшихся в прошлом году индивидуальных предприятий? Сколько из них встало на официальный учет? И наоборот – сколько официальных безработных прикрывает этим статусом свою теневую занятость?

Пока ясно только одно: механизм роста безработицы запущен. И он вполне может оказаться без тормозов. Ведь государство в последнее время ретиво уничтожает именно те виды предпринимательской деятельности, которые впитывали в себя массу безработных. Один за другим ликвидируются рынки – и промтоварные, и продовольственные, и строительные. Последние федеральные законы и региональные законодательные акты уничтожили значительную часть малого торгового бизнеса, кормившего тысячи и тысячи людей. О такой профессии, как «челнок», спасшей страну в 90-е годы, сегодня не приходится говорить вообще – их вывели под корень.

Беда не в том, что сокращаются рабочие места на больших предприятиях. Беда в том, что малый и средний бизнес в их сегодняшнем состоянии не смогут «переварить» эту массу людей, оставшихся без дела.