«Латентная» экономика: власти точно не знают суммы долгов

Экономика уральских регионов продолжает оставаться непрозрачной, даже официальные представители власти не владеют точной информацией по состоянию дел. Об этом шла речь сегодня на совещании в уральском полпредстве, где рассматривалась ситуация с проблемными предприятиями, имеющими долги по зарплате перед рабочими. Точных данных по сумме задолженности озвучить не может никто: официальная статистика говорит, что долгов почти нет, по данным полпредства сумма составляет 545 миллионов рублей, судебные приставы говорят о 1,5 миллиарда с начала года.

Власти попросту не знают о суммах долга по зарплате

Сегодняшнее заседание совета при полномочном представителе президента России в УрФО, которое прошло в резиденции полпреда в Екатеринбурге, стало во многом показательным. В частности, говорилось о том, что российская экономика продолжает оставаться непрозрачной — по крайней мере, это касается зарплат. Свои данные по задолженностям по зарплате предоставили работники статистики, органы власти, судебные приставы — и ни у кого цифры не совпали. Разница в несовпадении гигантская.

Официально должны — 545 миллионов, «латентно» — 1,5 миллиарда

Так, полпред президента в УрФО Игорь Холманских в начале совещания привел данные Росстата, согласно которым ситуация на рынке труда в федеральном округе относительно стабильная.

«Показатели по безработице в этом году снизились и стали минимальными за последние 10 лет. Задолженность по зарплате в УрФО фиксируется всего в 3 субъектах и ее размеры постоянно снижаются, — отметил Игорь Холманских, но потом добавил, что есть и другие данные. — В действительности все не совсем так, как говорит статистика. По другим данным, которым можно доверять, реальный объем долгов по зарплате в УрФО составляет 545 миллионов рублей и наибольшая их часть приходится на предприятия, которые находятся в стадии банкротства. А по информации, предоставленной судебными приставами УрФО, с начала года к ним поступило 34 тысячи судебных решений на взыскание более 1,4 миллиарда рублей. То есть мы видим явную нестыковку данных и это повод задуматься».

Не владеют какими-то окончательными цифрами и в правительствах регионов, которые, казалось бы, должны мониторить экономическую ситуацию на неблагополучных предприятиях ежедневно. По крайней мере, официально власти называют одну цифру, но потом вынужденно признаются, что есть и «латентные» долги. Например, председатель правительства Свердловской области Денис Паслер — самой неблагополучной в УрФО территории по задолженностям — заявил, что с начала года было погашено более 60 миллионов долгов по зарплате и сейчас сумма долга составляет всего 678 тысяч рублей, ее правительство собирается погасить в ближайшее время. Однако даже журналисты, знакомые с ситуацией, с легкостью могут подсчитать, что только уволенным сотрудникам Режевского механического завода, которые собрались ложиться голодать, предприятие задолжало в разы больше этой суммы (100 уволенных рабочих, долги от 30 до 90 тысяч — прим. НР.), а ведь есть и другие проблемные предприятия.

«На совещании я озвучил официальную цифру, которая у нас есть. Но есть еще и «латентные» долги, их более 300 миллионов», — позже пришлось признаться Денису Паслеру в разговорах со СМИ.

По всей видимости, «латентными» или, как их называли губернаторы других регионов «скрытыми», долгами нужно считать те, судебные решения по которым еще не получены. И термин этот очень удобен, ведь можно упоминать, а можно не упоминать в официальных отчетах. Хотя надо отдать должное, сегодня почти все губернаторы признались: проблемы есть. Так, например, в ЯНАО по данным статистики долгов вообще нет, однако при работе с работодателями выяснилось: долгов 175 миллионов рублей. В Тюменской области официально тоже никто не кому не должен, а вот «латентно» — 64 миллиона. В Челябинской области скрытая задолженность составляет 85,4 миллиона.

Неудивительно, что в этих условиях долги копятся месяцами и в конечном итоге «взрываются» какой-нибудь акцией протеста трудящихся, уставших от обещаний. Так на Среднем Урале последние 4 месяца одна за другой в регионе проходят голодовки обделенных рабочих: сначала ВСМЗ, потом «АМУР», затем снова ВСМЗ и «АМУР», а сейчас готовиться лечь голодать РМЗ. Причем, как показал опыт, только после начала акций протеста, после того, как людей с инфарктами увозят на «скорой», власти региона начинали работать и пытаться договориться с собственниками, конкурсными управляющими предприятий.

Приставы: Средний Урал — аутсайдер по всем статьям

В заключение можно привести данные судебных приставов, которые свои цифры хотя бы могут подтвердить судебными решениями. С начала года в службу судебных приставов со всего УрФО поступило 34 тысячи судебных решений на взыскание более 1,4 миллиарда рублей, в том числе долги были и на госпредприятиях: более 2 тысяч судебных решений поступало именно в их отношении. На данный момент 45% от суммы или 451 миллион рублей взыскано по исполнительным документам, осталось взыскать еще 598 миллионов рублей, и по части обращений судебных решений еще нет. Наименьшее количество долгов на сегодня у Тюмени, Кургана, ХМАО и ЯНАО — от 15 до 115 миллионов рублей. И больше всего нерадивых работодателей в Челябинской области, где работникам должны 156 миллионов рублей, и в Свердловской области — 252 миллиона рублей.

«Также не до конца взысканы долги с унитарных предприятий. В Свердловской области по исполнительным документам не отдано 12 миллионов, В Челябинской — 3 миллиона, в других регионах менее 100 тысяч. Совсем нет «унитарных должников» в ЯНАО и ХМАО, — отметили в службе судебных приставов. — И тут проблема взыскания не только наша, но и органов власти — муниципальной, областной, ведь эти предприятия находятся в их ведении».

Вместе с тем, приставы порой тоже не проявляют дикого рвения в отношении задолжавших предприятий и для этого есть свои причины, о которых накануне на пресс-конференции сообщил главный судебный пристав Свердловской области Сергей Щебекин. «Нас многие упрекают за то, что мы не взыскиваем долги по заработной плате, но нужно понимать, что если мы это сделаем, то сделаем это один раз и навсегда — после чего предприятия может просто не стать, — сказал представитель ФССП. — Судебные приставы такие долги в большинстве случаев взыскивают одним единственным способом — в 80% ситуаций приходится арестовывать, а затем реализовывать имущество, на котором, зачастую, предприятие фактически работает, с помощью которого производит свою продукцию. Придется нам, например, прийти и демонтировать станки с завода, потом продать их, причем по цене близкой к цене металлолома, потому что никто их за большую сумму не купит, люди получат свои долги, но предприятие-то просто умрет. А их власти с таким трудом после кризиса запускали».

По результатам заседания в полпредстве была принята резолюция, в которой были предложены меры по исправлению ситуации и недопущению новых акций протеста. Правда, ее текст перед журналистами не озвучили.