Китайская валюта занимает позиции

Китайская валюта, благодаря «поддержке» США, может подорожать. Что можно ожидать от изменения курса юаня в сторону его подорожания?

Прежде всего некоторого роста цен на китайские товары. Но не столь значительного, чтобы это сказалось на внешней торговле КНР. И вряд ли это приведет к большому снижению дефицита в торговле США с Китаем.

Как известно, под давлением со стороны Вашингтона Пекин уже прибегал к постепенному повышению курса юаня. В период 2005-2008 годов он подорожал на 21%, однако отрицательное сальдо в торговле США с Китаем выросло. В период кризиса курс юаня был вновь жестко зафиксирован (он равен 6,82 юаня за 1 доллар). Очевидно, что к юаню уже сейчас надо относиться как к дорожающей валюте. Эту тенденцию можно наблюдать на фьючерсных рынках, пишет «Независимая газета».

Укрепление юаня отражает его крепнущую роль в мировых финансах. Уже сейчас ряд стран ведут расчеты по некоторым направлениям торговли с Китаем в юанях. Возможности перехода на расчеты в двусторонней торговле на юани будет предметом рассмотрения на саммите стран БРИК, который состоится 16 апреля в городе Бразилиа. БРИК – это Бразилия, Россия, Индия и КНР.

Как уточняет издание, на днях американская администрация известила Конгресс, что не представит к 15 апреля, как обещала ранее, доклад с оценкой валютной политики Пекина. Предполагалось, что он зафиксирует факт китайского «манипулирования» юанем. Конгресс обязан наказать такого «фокусника» прежде всего путем введения повышенных тарифов на его товары.

В США прочно утвердилось мнение, что обменный курс «народной валюты», как официально в Китае называют юань, существенно завышен. Разнос оценок, правда, значителен – от 20 до 40%. Именно это якобы является важнейшей причиной громадного отрицательного сальдо в торговле США с Китаем. По американским оценкам, в 2009 году оно составило 226 млрд. долл. В США эта проблема приобрела внутриполитическое звучание. Дешевизна китайских товаров, считают оппоненты Пекина, не только лишает американцев рабочих мест, но и делает их должниками Китая. В Конгрессе – причем не только республиканцы, но и значительная часть демократов – только и ждут повода, чтобы наказать Пекин.

Однако Белый дом пошел по другому пути. Как объявил в уик-энд министр финансов США Тим Гайтнер, он «откладывает» представление отчета Конгрессу в расчете на то, что предстоящие в ближайшие три месяца встречи с китайцами позволят достичь договоренности по курсу юаня.

Оказий для переговоров будет достаточно. Председатель КНР Ху Цзиньтао 12-13 апреля примет участие в саммите по ядерной безопасности в Вашингтоне, позднее в этом месяце пройдет встреча министров финансов «двадцатки», а в мае – очередное заседание американо-китайского стратегического и экономического диалога.

Решение отложить доклад Конгрессу – явно результат состоявшегося в конце прошлой недели разговора по телефону между президентом США Бараком Обамой и председателем КНР Ху Цзиньтао. Разговор длился около часа.

Тот факт, что Белый дом не пошел на обострение с Пекином, американские эксперты в первую очередь объясняют расчетом заручиться поддержкой со стороны Китая по вопросу новых санкций СБ ООН против Ирана и другим. Но очевиден и прямой экономический резон для сдержанности – ведь новая вспышка валютной и торгово-экономической войны крайне опасна для столь крупных торговых партнеров и даже для мира в целом. Ведь она может пририсовать еще одну ямку к графику глобальной экономики.

Похоже, Пекин пообещал учесть озабоченности Вашингтона, если на него перестанут грубо давить. Однако это решение будет принято лишь после оценки последствий кризиса для экономики КНР, а возможная ревальвация юаня станет постепенной. Американские эксперты ожидают, что она начнется уже в середине года.

Все это говорит о том, что именно юань может претендовать на роль второй глобальной резервной валютой, причем не в таком уж далеком будущем.