2 года в ВТО прошли для российской экономики впустую

Два с половиной года пребывания в ВТО прошли для российской экономики впустую

В конце февраля мы отметили одну некруглую дату, на которую на фоне событий вокруг Украины мало кто обратил внимание. Между тем именно в контексте указанных событий эта дата заслуживает особого внимания. Дело в том, что исполнилось ровно два с половиной года пребывания России во Всемирной торговой организации (ВТО).

ПРИСОЕДИНЕНИЕ России к ВТО, официально состоявшееся в конце августа 2012 года, завершило почти 18-летний переговорный марафон об условиях этого вступления. Однако, как показывает практика, количество переговорных лет вовсе не обязательно соответствует качеству достигнутого результата. Читателям «Правды» хорошо известно, как билась в Госдуме фракция КПРФ против поспешности завершения переговоров и подписания соглашения о вступлении России в эту организацию. Однако сегодня, в условиях действия односторонних западных санкций против нашей страны, необходимо обратить внимание даже не столько на проблемы отдельных отраслей нашей экономики, возникшие при открытии таможенных границ для импортных товаров после состоявшегося вступления, сколько на то, как наши высокопоставленные чиновники усердно делали вид, будто членство в ВТО защитит Россию от таких санкций.

Да-да, именно делали вид, поскольку я не могу даже представить себе, чтобы министры так называемого экономического блока правительства были настолько неграмотны, что не знали важнейших положений основополагающих документов организации, куда так усиленно и спешно стремились завлечь Россию. Значит, знали?..

Ну и как же тогда объяснить тот факт, что ещё менее года назад российские прорежимные средства массовой информации чуть ли не с восторгом описывали «чудесные возможности», которые якобы предоставляет нашей экономике членство в ВТО? Приведём лишь один пассаж («Российская газета», № 79 от 8 апреля 2014 г.): «Организация (ВТО. — О.Ч.) стала «зонтиком», который прикрыл от возможных санкций значительную часть нашей экономики, сильно зависящую от импорта и экспорта» (выделено мной. — О.Ч.). Пройдёт всего несколько месяцев, и этот «зонтик» окажется насквозь дырявым, и откроется истина, что никакое членство в ВТО не является гарантией от возможного произвола в отношении практически любой страны, не входящей в «клуб избранных», включающий Соединённые Штаты и блок зависимых от них развитых капиталистических государств. Реальная действительность, таким образом, в который уже раз оказалась прямо противоположной всевозможным маниловским надеждам.

А причина предельно проста: ВТО является одним из важнейших механизмов, обеспечивающих сохранение сложившегося за десятилетия неравенства государств в процессах международной торговли и в мировой экономике в целом. Механизм ВТО служит прежде всего интересам политической элиты стран Запада во главе с США и крупнейших транснациональных корпораций, всячески продвигающих идеи «свободной, равноправной торговли» — к собственной выгоде. Соответственно, любой, кто достижению этой выгоды препятствует — по той или иной причине, — может в любой момент стать объектом неравноправной конкуренции, несмотря ни на членство в ВТО, ни на высокие слова о «свободе торговли».

Так, может быть, эта простая истина открыта лишь сторонникам марксизма-ленинизма, а засевшим в правительстве либералам, которые на недавней пресс-конференции руководства КПРФ были метко названы собирательным словом «гайдаровщина», она недоступна? Как бы не так! Дело в том, что ещё в статье 21 Генерального соглашения о тарифах и торговле (организации — предшественницы ВТО), полностью вошедшей в новые основные документы ВТО, прямо предполагаются «исключения по вопросам безопасности» (!). Такие исключения страны-члены ВТО «вправе использовать» (!!), отступая от главного принципа недискриминации в торговле и от других правил организации. Принципиально важно то, что это «право использования» определено очень расплывчато: говорится, например, о праве на подобные действия, если речь идёт о «существенных интересах безопасности стран» (выделено мной. — О.Ч.). При этом что же именно входит в понятие «существенных интересов», отдаётся на усмотрение самих стран.

Правда, говорится о том, что страны-члены ВТО вправе отступать от правил свободной торговли в военное время, но с этим, в общем-то, понятно. Однако дальше, через запятую, сказано, пожалуй, самое главное: на отступление от правил можно идти и «в других чрезвычайных обстоятельствах в международных отношениях». И вот данная-то формулировка остаётся без какой-либо расшифровки. Значит, именно здесь и скрывается пресловутое «право сильного», господствующее в буржуазном мире, а более слабая российская буржуазия элементарно подпадёт под удар более сильной всегда, когда той это выгодно. И, соответственно, напрасны любые надежды на оспаривание этих санкций в специальных органах ВТО, на что минувшим летом так рассчитывали некоторые российские руководители.

Конечно, в открытую признать такое положение дел для российских прозападных либералов — значит наступить самим себе на горло. Поэтому-то о них можно было бы сказать словами героя басни Ивана Андреевича Крылова: «Слона-то я и не приметил». С одним только уточнением: не захотел приметить. И поэтому нет ничего удивительного, что при присоединении России к ВТО никакие подобные действия не рассматривались в принципе, даже в самых худших вариантах развития. А в дальнейшем ни экономика наша, ни страна в целом за два с половиной года пребывания в этой организации не стали ни на йоту более сильными, что, на самом деле, явилось бы единственной гарантией против любых односторонних санкций. Подобно тому, как не боится никаких санкций стремительно развивающийся Китай. Но это уже, как принято говорить, совсем другая история.